Биография О-Сенсея (стр. 2)

Главная \ О клубе \ Айкидо \ Биография О-Сенсея

010102 osensei

Морихэй глубоко проникся идеей Онисабуро об утверждении мира и взаимопонимания между людьми путем их совершенствования в боевых искусствах. Он присоединился к ученикам Омотокийо, принимая участие в физических упражнениях и медитациях. С помощью Онисабуро Морихэй переоборудовал часть своего дома в додзё на 18 циновок, получившее название 'Академия Уесиба'. Там он преподавал начала боевых искусств последователям Омотокийо. 

К сожалению, первый год пребывания Морихэя в Аябе был отмечен новыми личными драмами: он потерял обоих сыновей. В августе 1920 года заболел и умер Такемори, а в сентябре - годовалый Кунихару. 

В течение первого года пребывания Морихэя в Аябе программа обучения в Академии Уешибы расширялась и углублялась, и стала расти известность великолепного мастера боевых искусств из Аябе. Вместе с этим росло число занимающихся в Академии, и не только за счет последователей Омотокийо. Учиться приехали многие военные моряки с базы Майдзуру. 11 февраля 1921 года власти устроили облаву на штаб-квартиру последователей Омотокийо (впоследствии она получила название 'Первый Инцидент Омото'). Несколько человек были арестованы, среди них и Онисабуро. К счастью, неприятности не коснулись Академии и семьи Морихэя. В 1921 году родился я.

В следующие два года Морихэй помогал освобожденному под залог Онисабуро восстанавливать центр Омотокийо, обрабатывал в Теннодэра девять соток земли, полученных от администрации, и все это не прекращая преподавания в Академии. 

Повседневные занятия боевыми искусствами и возделыванием земли привели Морихэя к мысли, что между обоими видами деятельности существует несомненное родство - и то, и другое призвано взращивать и лелеять жизнь, защищать и очищать ее. Веру в то. что любое действие ценно только тогда, когда оно наполнено оберегающей любовью и ответственностью за живое, Морихэй принял всем сердцем, и все его поступки в дальнейшем были подчинены ей. Другими словами, эта вера стала лейтмотивом его жизни. 

В это время Морихэй увлекся изучением котодама - науки о единстве формы и содержания. Он отказался от формального преподавания Ягю-рю и Дайто-рю, так как пришел к пониманию необходимости преодолеть условные разграничения между духовным и телесным развитием, поскольку они взаимосвязаны. Так зарождалось новое, совершенно оригинальное боевое искусство, основанное на гармоничном развитии духа и тела, а не только на превосходной технике самообороны. В 1922 году Морихэй назвал его 'айки-буджитсу'. 

13 февраля 1924 года Морихэй вместе с Онисабуро и группой учеников Омотокийо тайно покинули Аябе, намереваясь пересечь Маньчжурию и найти в Монголии место, куда можно было бы переместить штаб-квартиру Омотокийо, и где религиозная секта могла бы мирно существовать, не подвергаясь преследованиям со стороны властей. 15-го февраля они прибыли в Мукден, где встретили Лю Чанг Кьюи, известного маньчжурского военачальника, возглавлявшего Северо-западную Независимую Армию. Вместе с Лю они направились вглубь Монголии. В этом путешествии Морихэи взял себе китайское имя Ванг Шу Као. Экспедиция закончилась плачевно. Китайский военачальник Чанг Цо Лин уже поджидал путешественников в Байан Далаи, где они попали в засаду 20 июня. Морихэй, Онисабуро и еще четыре участника экспедиции были арестованы и приговорены к смертной казни. В ожидании исполнения приговора они провели в плену несколько месяцев. К счастью, вмешались сотрудники японского консульства, которые договорились об освобождении пленников и обеспечили их благополучное возвращение на родину. 

Это приключение стало серьезным испытанием для Морихэя и его спутников. Понадобились все духовные и физические силы, чтобы сохранить свою жизнь и жизнь своих товарищей. 

Возвратившись домой в 1925 году, Морихэй пытался вернуться к прежней жизни, привычным занятиям сельским трудом и боевыми искусствами. К своим обычным тренировкам он прибавил упражнения с копьем и мечом. Однако все воспринималось не так, как прежде. Потрясения, выпавшие на его долю во время пребывания в Монголии, оставили глубокий след в душе Морихэя. Там он обнаружил в себе новые качества. Так, в ситуациях, когда жизнь подвергалась опасности, его спасало внутреннее зрение - под ружейным огнем он видел траектории движущихся пуль, как светящиеся линии. 

Однажды открыв в себе интуитивную сверхчувствительность, Морихэй учился осознанно применять ее в своих занятиях 'айки-буджитсу'. 

Весной 1925 года военно-морской офицер, мастер кэндо, вызвал Морихэя на поединок. Морихэй принял вызов и победил практически без борьбы, поскольку мог предвидеть направление ударов соперника прежде, чем офицер успевал поднять свой деревянный меч. Сразу после поединка Морихэй пошел искупаться к водопаду. Под струями воды он испытал ни с чем не сравнимое чувство чистоты духа и тела, как будто заново родился. Ему казалось, что он купается в золотом свете, льющемся с небес, а его тело и душа сами излучают золотое сияние. Он ощутил себя частицей Вселенной. После долгих нравственных исканий смысла будо он, наконец, пришел к осознанию тех фундаментальных философских принципов, которые теперь являются основой айкидо. Другими словами, то было божественное озарение. 

Морихэй решил изменить название 'айки-буджитсу' на 'айки-будо' (джитсу - искусство, до - путь). 'Искусство' подразумевает совершенство техники выполнения приемов, 'до' - путь, по которому следует воин, совершенствуясь и духовно, и физически. 

С возрастанием известности айки-будо, рос и интерес к нему среди высокопоставленных персон. Осенью 1925 года по приглашению адмирала Исаму Такешита Морихэй поехал в Токио для демонстрации боевых искусств перед множеством сановников в резиденции бывшего премьер-министра Гомбеи Ямамото. Его выступление произвело на всех огромное впечатление. Двадцать один день Морихэй прожил во дворце наследного принца, преподавая боевые искусства. 

Весной 1926 года Такешита вновь пригласил Морихэя в Токио. На этот раз Морихэй преподавал в Имперском суде, Министерстве внутренних дел, обучал военных и морских офицеров, финансистов. Пребывание Морихэя в Токио несколько затянулось, а летом из-за кишечного расстройства он плохо себя чувствовал и вынужден был возвратиться на отдых в Аябе. 

Получив следующее приглашение адмирала Такешита в феврале 1927 года, Морихэй не мог отказаться от поездки в Токио, но постоянные разъезды стали утомительны, и с благословения Онисабуро Морихэй решил переехать в Токио на постоянное жительство с намерением полностью посвятить себя преподаванию боевых искусств.

В течение двух лет Морихэй снимал в Токио временное жилье, потом поселился в доме неподалеку от храма Сенгаки в районе Курума. Он переделал две комнаты в додзё с восемью циновками. В это время его учениками были Исаму Фудзита, Шойо Мацуи, Кайдзан Накадзато и актер театра кабуки Кикугоро Йонносуки VI. 

В 1930 году Морихэй поселился на вилле Ушигоме в районе Вакамацу и начал строительство нового додзо. Именно там его посетил Дзигоро Кано - основатель дзюдо и глава Кодокана. Кано был восхищен мастерством Морихэя, а об айки-будо Дзигоро сказал: 'Это - идеал будо'. Впоследствии Кано послал заниматься у Морихэя двух своих учеников: Дзиро Такеда и Минору Мочидзики. 

В 1930 году произошло еще одно важное для развития айки-будо событие - это был визит генерал-майора Макото Мицура. Тот был скептически настроен к новому будо и приехал в додзё, чтобы посрамить Морихэя. Однако от его скепсиса не осталось и следа, а восхищение основателем айки-будо было столь велико, что Мицура тут же записался к нему в ученики. В дальнейшем, по рекомендации этого генерал-майора, Морихэй стал инструктором Военной Академии Тояма. 

В 1931 году было завершено строительство главного додзё айки-будо на восемьдесят циновок в районе Вакамацу, где оно стоит и сегодня. На торжественном открытии додзё получило название 'Кобукан'. Следующие десять лет были первым 'золотым периодом' айки-будо. В Кобукане тогда обучалось множество последователей айки-будо, среди них Хисао Камата. Хадзима Ивата, Каору Фунабаши, Цутому Югава, Риндзиро Шира-та. В первые годы работы Кобукана там занимались и несколько талантливых женщин. Кобукан называли 'адским додзо' из-за высокой интенсивности тренировок. 

Следующие несколько лет Морихэи был чрезвычайно занят, поскольку преподавал не только в Кобукане, но и во многих других организованных им в Токио и Осаке додзё: в Токио - Оцука (додзё, спонсируемый Сейдзи Нома, председателем Коданса), Койсикава, Фудзими и Шайбадаши; в Осаке - Сонедзаки, Суйда и Чаусуяма. 

Выдающимися учи-деши (постоянными учениками) в это время были Шигеми Йонекава, Дзензабуро Акадза-ва, Годзо Шиода и Тегуми Хоши. 

В этот период Морихэй много времени и внимания уделял искусству боя с мечом - кендо. Множество бойцов кэндо стали тогда завсегдатаями додзё Кобукан, среди них Кийоши Накамура, который в 1932 году женился на дочери Морихэя.